Get Adobe Flash player
Russian Chinese (Traditional) English Italian

Пора «гормональных бурь»,

или Психологический портрет подростка

 ■ Л. Першина

Отрочество, как именовали когда-то подростковый возраст, — это особый период в жизни человека. Само название — подросток — говорит о чем-то срединном между детством и взрослостью. Подрос, но еще не вы­рос. Отсюда и многие сложности и противоречия. Автор рисует психологический портрет подростка, подчерки­вая особенности его характера, требующие понимания и внимания со стороны взрослых.

 

Подрос, но еще не вырос

Ряд исследователей подросткового воз­раста объясняют его психологическую специфику через биологическое созре­вание — наступление половозрелости, сопровождаемой особым явлением — психической пубертатностью, которая уд­линяется в цивилизованном обществе и усложняется по содержанию и характе­ру протекания.

Подростковый возраст характеризуется ин­тенсивным ростом, усиленным обменом ве­ществ, формированием и активным функ­ционированием желез внутренней секре­ции — «гормональной бурей». В биоло­гическом плане — это период заверше­ния детства, полового созревания, которое характеризуется появлением репродуктив­ной (детородной) функции.

Половое созревание проходит в два эта­па: на первом нарастает активность мно­гих биологических центров, но еще без пе­рестройки половых желез. Центральная нервная система, гипофиз, гипоталамус приходят в состояние большой активнос­ти, вследствие чего процесс возбуждения преобладает над торможением, хотя и по­вышается возможность самоконтроля. Это может вызвать ряд особенностей в поведе­нии подростка. Безразличие к важным со­бытиям при бурном возмущении по пустяку. Равнодушие к оценкам взрослых. Поведен­ческий негативизм (идет наперекор тре­бованиям или отвечает отказом на прось­бы). Нарушения эмоционального плана (у девочек выражены сильнее — им свойст­венны в этот период обидчивость, внезап­ная плаксивость, смена настроения). На­рушение координации (у мальчиков вы­ражена сильнее — они шумные, многие действия сопровождают ненужными дви­жениями, неловкие, угловатые, у них ухуд­шается почерк, замедляется речь, ответы «скудеют»). Снижение работоспособности, устойчивости внимания, повышение утомляемости.

Кроме того, у отдельных подростков на­блюдаются отклонения соматического порядка. К примеру, сердце растет быс­трее, чем диаметр сосудов, — отсюда по­вышенное сердцебиение, повышение ар­териального давления («подростковая гипертония»), головные боли, обмороки. Возможны малокровие и бледность, ис­кривление позвоночника (из-за нехватки минеральных солей, интенсивно расходу­емых организмом на «подкормку» физи­ческого роста).

Сказанное, вероятно, не является боль­шой новостью для взрослых. Все по край­ней мере хотя бы наслышаны о сложностях этого возраста. Тем не менее и родители и учителя довольно часто не квалифици­руют проблемное поведение подростков как нормативное для этого возраста, не соотносят реальные затруднительные си­туации с закономерностями возрастно­го развития.

Однажды автору этой статьи довелось участвовать в реабилитации целого клас­са (пятого) и их первой учительницы, кстати, одной из лучших в той школе. Дело едва не дошло до нервного срыва у учительницы от бесконечных жалоб на буйное поведение «не приученных к по­рядку» детей, на плохие почерки «не на­ученных писать», на неустойчивое внима­ние и т.п. А дело оказалось в том, что этот класс начал взрослеть слишком дружно, одновременно, доставляя неудобства пе­дагогам. Относить поведенческие и эмо­циональные проявления пятиклашек на счет вступления их в подростковый воз­растной период взрослым было невдо­мек — вроде бы еще малы. Но в том и состоит каверза раннего подростково­го возраста, что «гормональная буря» не отражена во вторичных половых признаках и окружающие лишены подсказок и объяснений причин непонятного для них «трудного» поведения десяти- одиннадцатилетних детей.

Акселераты и ретарданты

На втором этапе пубертатного созрева­ния нормализуется работа половых орга­нов, появляются вторичные половые при­знаки. Это делает подростка объективно взрослым и дает ему субъективное ощу­щение взрослости. У старшего подрост­ка улучшается самочувствие и настрое­ние, он менее раздражителен, чем млад­ший. Вместе с этим возникают половые ощущения, развивается интерес к друго­му полу, сексуальная информация стано­вится значимой.

Следует учитывать, что скорость физичес­кого развития у мальчиков и девочек раз­лична. Как правило, у девочек пубертатное созревание происходит на два года рань­ше, что создает некий дисбаланс во внеш­нем виде представителей разных полов в ученическом классе. При этом существу­ют и значительные индивидуальные раз­личия в скорости развития внутри одно­го пола, обусловленные рядом факторов, в числе которых могут быть названы: со­циальные условия, семья, индивидуальные темпы соматического развития.

Для обозначения типа соматического со­зревания используют понятия акселера­ции (ускоренного физического созрева­ния) и ретардации (позднее физическое созревание). Девочки-акселератки ста­новятся обладательницами вторичных по­ловых признаков уже в двенадцатилетнем возрасте, а к четырнадцати — это уже до­статочно оформившиеся девушки. Это де­лает их привлекательными для противопо­ложного пола. При этом отсутствие доста­точного жизненного опыта и возрастной авантюризм делают их малоосмотритель­ными в выборе знакомств, при построе­нии отношений. Таким образом, им при­ходится учиться, что называется, на сво­их ошибках.

Девочки-ретардантки значительное время остаются хрупкими, воплощающими образ фенимильности. По этой причине окружа­ющие относятся к ним покровительствен­но-оберегающе. К тому же у них имеет­ся возможность использовать опыт своих подруг-акселераток.

Сравнивая развитие мальчиков-подрост­ков акселератов и ретардантов, можно на­блюдать ряд преимуществ первых перед вторыми. Мальчики-акселераты, как пра­вило, рослые, физически сильные, с рано появившейся порослью на лице и погру­бевшим голосом, внешне выглядят взрос­лыми. Они крупнее и сильнее сверстников, что придает им уверенности, с ними боль­ше считаются окружающие.

Мальчики-ретарданты, маленькие, щуп­лые, воспринимаются детьми. Их претен­зии на взрослость никак не подтвержде­ны внешним видом. Это заставляет их ис­кать собственные способы компенсации отставания физического развития. Од­ни, как бы затаившись на время, выжи­дают, когда вырастут. При этом они, как правило, уходят от ведущей деятельности возраста — эмоционального общения со сверстниками, переключившись на друж­бу с более младшими, что усиливает по­веденческий инфантилизм. Другие могут стремиться к активной компенсации не­достатка физического роста достижени­ями в других областях — в спорте, музы­ке, учении, владении компьютером, инос­транными языками. Они становятся тем самым интересными и привлекательны­ми для сверстников, последние дорожат дружбой с ними, возрастной кризис за­трагивает их незначительно.

А вот на третью категорию подростков - ре­тардантов стоит обратить особое внима­ние — они превращаются в пажей своих сверстников-акселератов, что не лучшим образом сказывается на формировании их мускулинных качеств. Можно предпо­ложить несколько вариантов их поведе­ния во взрослой жизни: они могут искать способы отомстить окружающим за пере­несенные притеснения, либо стремиться доказать свои преимущества над другими, либо у них может сформироваться комп­лекс неполноценности как серьезная жиз­ненная помеха. Кстати сказать, этому есть немало подтверждений среди известных исторических персоналий.

Три типа взрослости

Таким образом, воздействие целого ряда факторов может определить три возмож­ных типа взросления подростка.

  • Первый тип характеризуется спокойным переходом через взросление, характери­зующимся неповрежденностью семейных отношений, отсутствием серьезных расхождений с родителями и учителями;
    в целом — это «мягкое», плавное, с со­хранными отношениями взросление (надо предупредить, что часто эти подростки «добирают» поведенческих сложностей в юности и молодости, что уже считается вполне нормативной особенностью).
  • Второй тип развития сопровождается переживанием эмоционального конфликта, трудностями в отношениях со сверстниками, поврежденностью отношений со взрослыми, авантюризмом, нарушениями поведения. Однако адаптивное поведение все же преобладает. Поэтому отношения с окружающими, да и с самим собой, выстраиваются циклично и полярно — от бури негодования и неприятия до раскаяния, обещаний, искупающей ласковости. Ретроспективно анализируя свое поведение, такие подростки затрудняются объяснить его причину. При этом они склонны все же оценивать его снисходительно.

• Третий тип развития отмечается замет­ными проблемами внутреннего беспо­рядка, семейными разногласиями, ухода­ми из дома, демонстрациями противосто­яния, даже клиническими проблемами. Такие подростки составляют группу рис­ка, что предполагает вмешательство и по­мощь специалистов.

Сказанное позволяет взрослым прогно­зировать возможные пути развития под­ростков, ориентироваться в их субъек­тивных переживаниях и по возможнос­ти помогать.

За границами детства

Как уже было сказано, главное содержа­ние подросткового возраста составляет его переход от детства к взрослой жиз­ни. Большинство возрастных проявлений свидетельствует о притязании подростка на взрослость. «Чувство взрослости» раз­вивается как специфическое новообразо­вание самосознания. Оно выражает новую жизненную позицию, определяет содер­жание социальной активности, переори­ентацию на взрослые ценности. Развитие взрослости проявляется в подражании ее внешним проявлениям (одежда, лексика, досуг), в равнении на качества «настоя­щего мужчины» и «настоящей женщины», что вызывает чуткое отношение к свое­му физическому развитию и внешности, в понимании взрослого как образца в де­ятельности. В развитии взрослости в поз­навательной деятельности появляется доминирующая направленность позна­вательных интересов, развивается увле­ченность, критерием оценки людей ста­новятся их знания.

Притязание на взрослость может иметь и деформированное ее понимание, проявляясь в подражании «веселой и легкой» жизни- в посещении ночных клубов, выпивке. Это ведет к утрачиванию познавательных интересов, прекращению учения - таково неблагополучное развитие взрослости.       

Подросток ориентирован на мораль равенства, представляет себя человеком,        и перешагнувшим границы детства. Он начинает расширять свои права и ограничивать их у взрослых, претендует на уважение его достоинства, противится контролю, опеке. Но эти притязания сдерживаются взрослыми по ряду причин, среди кото­рых материальная зависимость подростка, детские черты в облике и поведении, отсутствие умения самостоятельно принимать решения и брать на себя ответственность. Становление новых взаимоотношений подростка и взрослых протекает не всегда            гладко. Это может породить разные формы непослушания детей, протеста, конф­ликтов. И чем больше подросток недоволен взаимоотношениями со  взрослыми, тем нужнее ему товарищи, тем сильнее их      влияние на него.     

 

Являясь ведущей деятельностью, эмоциональное общение со сверстниками оказывает огромное влияние на содержание развития подростка. Это значение обусловлено прежде всего функциями сообщества сверстников. Андре Моруа заметил, что лучшими воспитателями являются школьные товарищи, ибо они безжалостны. Таким образом, сообщество сверстников выпол­няет для подростка воспитательную функ­цию, заключающуюся в воздействии бескомпромиссного мнения товарищей на его самооценку и самоотношение.

Вторая функция заключается в том, что от сверстников подросток получает специфическую информацию «про это». Подросток не всегда готов обсуждать со взрослым интимные вопросы. Его может сдерживать смущение или неуверенность в понимании и адекватном отклике взрос­лого, а вот сверстник — такой же, как он сам, и заслуживает доверия.

И третья функция — в сообществе сверст­ников реализуется эмоциональное едине­ние, обусловленное общностью интересов, одинаковостью эмоционального реагиро­вания на ситуации. Указанные функции делают общение со сверстниками притя­гательным и значимым.

Для взрослых «тусовки» во дворе, дли­тельные разговоры по телефону кажутся пустым времяпровождением, для подрост­ка — это фактор развития. Вопрос лишь в содержании этого общения. В этой связи на родителях и учителях лежит ответствен­ность за наполнение подросткового обще­ния содержанием. Этот фактор непозволи­тельно пускать «на самотек».

Важно знать, что проявления коммуни­кативного поведения подростков весь­ма противоречивы. Страстное желание иметь верного близкого друга сосущест­вует с лихорадочной сменой приятелей, способностью моментально очаровывать­ся и столь же быстро разочаровываться в бывших «друзьях на всю жизнь». Под­ростки чрезвычайно требовательны к про­явлениям верности и преданности в друж­бе, всякие недомолвки расцениваются ими как предательство и переживаются очень тяжело.

 

Першина Людмила Алексеевна, кандидат психологических наук, доцент Московского гуманитарного педагогического института

 

Время поиска себя в мире и мира в себе. 

Подростковый возраст — вечная проблема и для педа­гогов, и для родителей. Автор оспаривает распростра­ненное мнение о том, что лишь интенсивная учеба и активный отдых способствуют социализации подростка. По ее убеждению, для нормального развития личности  требуется не социализация, а обособление и самоуглуб­ление, умение вырабатывать способность к собствен­ному мнению. 

Проблемы воспитания подрастаю­щего поколения всегда привлека­ли внимание школьных педагогов, психологов и родителей. При всем мно­гообразии подходов и методов воспитания большинство современных ученых и практиков придерживаются единого мнения по вопросу социальной адапта­ции подростков: необходимо как мож­но раньше социализировать ребенка, включить его в «нормальный» мир взрос­лых, сделать подростка исправно функцио­нирующим членом общества. В данной ста­тье мы предлагаем взглянуть на эту про­блему под другим углом. Наши собствен­ные жизненные наблюдения, опыт работы в школе и особенно знакомство с работами известного российского ученого-филосо­фа А.С. Арсеньева являются базой для из­ложенной ниже позиции.

 

Дайте ему возможность подумать, поразмышлять

          О психических особенностях подростко­вого возраста написано очень много, боль­шинством ученых этот возраст определяется как кризисный, так как данный период в жизни человека характеризуется резки­ми качественными изменениями. В пер­вую очередь — неравномерным развити­ем организма, связанным с половым созре­ванием. Конфликт между духовным миром и телесно-чувственными ощущениями и желаниями, как правило, протекает для подростка очень болезненно и не только у мальчиков, как это принято считать, но и у девочек, только в более скрытой форме.

           В художественной литературе прекрас­но описаны ситуации, когда в юной душе вступают в конфликт идеальные любов­ные переживания и чисто физиологичес­кие половые импульсы. Подростка в пря­мом смысле «раздирают» противополож­ные чувства и желания: «поклоняться» идеалу и «обладать» этим идеалом, от­сюда настоящие, взрослые страдания, за­частую проявляющиеся в различных по­пытках уйти от этих страданий или в мир алкогольных или наркотических грез, или вообще «уйти», покончить с собой.

           Существует распространенное мнение, что помочь подростку пережить это тягост­ное для него время нужно, максимально рано социализируя его, включая в общую жизнь со взрослыми. Чуть ли не с детского сада ребенок должен быть постоянно занят, «захвачен», «задействован», «вовлечен». Распространенная точка зрения:
«Чем больше устает, тем меньше времени у него на пустяки останется». О каких же пустяках говорят взрослые, что подразумевают они под пустяками? «Валяется без дела, сидит, рисует дурацкие картиночки, все что-то пишет, по  телефону часа­ми болтает...» — вот типичные высказы­вания родителей, считающих, что их чадо должно, если сидеть, то только за урока­ми или, в крайнем случае, за чтением художественной литературы, если лежать, то непременно спать.  «Ни в коем случае не предоставлять ре­бенка самому себе: интенсивная учеба, активный отдых на глазах у взрослых» — вот лозунг таких педагогов и родителей.

          И их можно понять: «большие детки», целы­ми днями пялящиеся в телевизор или ком­пьютер, болтающиеся с себе подобными по улицам и подъездам, тянущие пивко, мате­рящиеся и слушающие непонятную музыку, вызывают, конечно, у нас, взрослых, тягост­ные чувства. Но зачастую, пытаясь огра­дить ребенка от «дурного влияния ули­цы», мы перегибаем палку. Не давая под­ростку возможности побыть одному, поду­мать, поразмышлять, мы делаем огромную ошибку. Уметь отличать хорошее от плохо­го и преодолевать это так называемое дур­ное влияние человек должен непременно сам. Взрослый, желая подопечному доб­ра, поможет ему в трудной ситуации раз, другой, решив все сложные моменты, но в третий раз, когда подросток один на один встретится с подобной проблемой, он мо­жет снова оказаться беззащитным, так как у него не выработались своя позиция, свои навыки решения конфликтов.

         Для выработки таких навыков, «иммуните­та к плохому» необходимо довольно длительное время. Весь подростковый пери­од и есть такое время: время поисков себя в мире и мира в себе. Вот что по этому поводу пишет А.С. Арсеньев: «...подрос­тковая фаза отличается особенно острой необходимостью во внутренней работе самоформирования, в обособлении от со­циальной среды и любой формы коллек­тивности как таковой. И поэтому не следует мешать подростку в «отрыве от коллектива», не пытаться его «социализи­ровать», классифицируя этот отрыв как ин­дивидуалистическую направленность лич­ности, требующую справления...».

Движение к обособлению и самоуглублению

        Этот важнейший период в жизни челове­ка можно сравнить с фазой окукливания у бабочек. Прежде чем бабочка распустит крылья, в куколке происходят важнейшие преобразующие процессы. А для успеш­ности протекания этих процессов необ­ходимы, помимо природной заданности, и время и место, необходимы благоприят­ные условия, при которых из кокона выле­тит прекрасная бабочка. По сути, вся ра­бота с подростками и должна строиться на создании этих условий. А развивать се­бя, «самоформироваться», взрослеющий человек должен научиться сам. А.С. Ар­сеньев акцентирует внимание воспита­теля на том, что «нормальное развитие личности подростка требует не социали­зации, а противоположно направленно­го движения обособления и самоуглуб­ления».

        Важная особенность этого возраста со­стоит еще в том, что подросток не спосо­бен на компромисс, он максималист по натуре, «если нет правды, добра, любви, справедливости в отдельно взятом слу­чае, то ее может и не быть вообще!». Можно представить, как тягостно оста­ваться наедине с такими мыслями, от­сюда и подростковые депрессии, и пло­хое поведение.

         А.С. Арсеньев справедливо замечает, что «...подросток, чувствуя себя по строю мышления равным взрослому, хочет вой­ти в мир взрослых, «социализироваться» и в то же время не может принять этот мир с его «лживостью» и «лицемерием»». Но для воспитателя важно не просто от­влечь подростка от таких размышлений, заполнив его досуг интересной и полез­ной деятельностью. Этого мало, для наше­го воспитанника важно донести, что такие мысли приходят в голову всем, что с таки­ми проблемами сталкивается каждый чело­век, и каждый учится находить свой собст­венный выход из экзистенциальных про­блем бытия: вечных проблем смысла жиз­ни и смерти, любви и предательства, вины и ответственности.

       Самое печальное, когда эти пугающие под­ростка мысли отрицаются его сознанием, «вытесняются» и «заталкиваются» в под­сознание. Этому активно способствует массовая культура, которая вообще отри­цает само наличие этих проблем. Судите по содержанию рекламных роликов, на­пример: «помыл голову и счастлив», «съел и порядок», «надежно защищен и можешь спать спокойно». Проблемы морали, со­вести, ответственности — все это как буд­то из другого века. А современный человек нацелен на личный успех, на достижение максимальных материальных благ. И тогда человек, казалось бы, может сам устанав­ливать для себя моральные нормы соглас­но собственным представлениям и дейст­вовать. Не отсюда ли страшные преступ­ления, совершаемые подростками, так и не разрешившими для себя, «что такое хоро­шо и что такое плохо»?

      А эти «вечные вопросы» должны и могут разрешаться только в общении со сверст­никами и взрослыми, в чтении художест­венной литературы, в наблюдениях и раз­мышлениях. И со временем взрослеющий человек обязательно находит для себя приемлемый выход из казавшихся ранее неразрешимыми проблем. Возможно, ва­ляясь на диване, подросток и проделыва­ет такую работу: мысленно прокручивает свой день, оценивает свои и чужие слова и поступки, ругает или хвалит себя. «Бол­таясь» в компаниях, он учится общаться по-настоящему, учится решать конфлик­ты сам, без помощи взрослых. Если же у него не будет возможности это делать, он очень быстро станет зависимым от чужо­го мнения, не будет способен сопротив­ляться чудовищному давлению общества, в нашем варианте, как это ни грустно, общества с размытыми моральными ценнос­тями, с культом силы и денег, общества, пропагандирующего потребление матери­альных ценностей как цель жизни.

      Опять процитирую Арсеньева: «Многие индивиды (и число таких катастрофичес­ки увеличивается) в наше время не прохо­дят подфазу юности и оказываются духов­ными эмбрионами и духовными калеками в течение всей своей жизни». Учиться вы­рабатывать в себе собственное мнение — одна из важнейших целей подросткового возраста. Только имея собственный взгляд на мир, можно сопротивляться злу во всех его видах, за самыми сладкими, но лжи­выми речами распознать их убийствен­ную сущность.

  •  Первый тип характеризуется спокойным переходом через взросление, характери­зующимся неповрежденностью семейных отношений, отсутствием серьезных расхождений с родителями и учителями; в целом — это «мягкое», плавное, с со­хранными отношениями взросление (надо предупредить, что часто эти подростки «добирают» поведенческих сложностей в юности и молодости, что уже считается вполне нормативной особенностью).
  • Второй тип развития сопровождается переживанием эмоционального конфликта, трудностями в отношениях со сверстниками, поврежденностью отношений со взрослыми, авантюризмом, нарушениями поведения. Однако адаптивное поведение все же преобладает. Поэтому отношения с окружающими, да и с самим собой, выстраиваются циклично и полярно — от бури негодования и неприятия до раскаяния, обещаний, искупающей ласковости. Ретроспективно анализируя свое поведение, такие подростки затрудняются объяснить его причину. При этом они склонны все же оценивать его снисходительно.
  • Третий тип развития отмечается замет­ными проблемами внутреннего беспо­рядка, семейными разногласиями, ухода­ми из дома, демонстрациями противосто­яния, даже клиническими проблемами. Такие подростки составляют группу рис­ка, что предполагает вмешательство и по­мощь специалистов.

Сказанное позволяет взрослым прогно­зировать возможные пути развития под­ростков, ориентироваться в их субъек­тивных переживаниях и по возможнос­ти помогать.

За границами детства

Как уже было сказано, главное содержа­ние подросткового возраста составляет его переход от детства к взрослой жиз­ни. Большинство возрастных проявлений свидетельствует о притязании подростка на взрослость. «Чувство взрослости» раз­вивается как специфическое новообразо­вание самосознания. Оно выражает новую жизненную позицию, определяет содер­жание социальной активности, переори­ентацию на взрослые ценности. Развитие взрослости проявляется в подражании ее внешним проявлениям (одежда, лексика, досуг), в равнении на качества «настоя­щего мужчины» и «настоящей женщины», что вызывает чуткое отношение к свое­му физическому развитию и внешности, в понимании взрослого как образца в де­ятельности. В развитии взрослости в поз­навательной деятельности появляется доминирующая направленность позна­вательных интересов, развивается увле­ченность, критерием оценки людей ста­новятся их знания.

Притязание на взрослость может иметь и деформированное ее понимание, проявляясь в подражании «веселой и легкой» жизни- в посещении ночных клубов, выпивке. Это ведет к утрачиванию познавательных интересов, прекращению учения - таково неблагополучное развитие взрослости.       

Подросток ориентирован на мораль равенства, представляет себя человеком,        и перешагнувшим границы детства. Он начинает расширять свои права и ограничивать их у взрослых, претендует на уважение его достоинства, противится контролю, опеке. Но эти притязания сдерживаются взрослыми по ряду причин, среди кото­рых материальная зависимость подростка, детские черты в облике и поведении, отсутствие умения самостоятельно принимать решения и брать на себя ответственность. Становление новых взаимоотношений подростка и взрослых протекает не всегда            гладко. Это может породить разные формы непослушания детей, протеста, конф­ликтов. И чем больше подросток недоволен взаимоотношениями со  взрослыми, тем нужнее ему товарищи, тем сильнее их      влияние на него.     

 

Являясь ведущей деятельностью, эмоциональное общение со сверстниками оказывает огромное влияние на содержание развития подростка. Это значение обусловлено прежде всего функциями сообщества сверстников. Андре Моруа заметил, что лучшими воспитателями являются школьные товарищи, ибо они безжалостны. Таким образом, сообщество сверстников выпол­няет для подростка воспитательную функ­цию, заключающуюся в воздействии бескомпромиссного мнения товарищей на его самооценку и самоотношение.

Вторая функция заключается в том, что от сверстников подросток получает специфическую информацию «про это». Подросток не всегда готов обсуждать со взрослым интимные вопросы. Его может сдерживать смущение или неуверенность в понимании и адекватном отклике взрос­лого, а вот сверстник — такой же, как он сам, и заслуживает доверия.

И третья функция — в сообществе сверст­ников реализуется эмоциональное едине­ние, обусловленное общностью интересов, одинаковостью эмоционального реагиро­вания на ситуации. Указанные функции делают общение со сверстниками притя­гательным и значимым.

Для взрослых «тусовки» во дворе, дли­тельные разговоры по телефону кажутся пустым времяпровождением, для подрост­ка — это фактор развития. Вопрос лишь в содержании этого общения. В этой связи на родителях и учителях лежит ответствен­ность за наполнение подросткового обще­ния содержанием. Этот фактор непозволи­тельно пускать «на самотек».

Важно знать, что проявления коммуни­кативного поведения подростков весь­ма противоречивы. Страстное желание иметь верного близкого друга сосущест­вует с лихорадочной сменой приятелей, способностью моментально очаровывать­ся и столь же быстро разочаровываться в бывших «друзьях на всю жизнь». Под­ростки чрезвычайно требовательны к про­явлениям верности и преданности в друж­бе, всякие недомолвки расцениваются ими как предательство и переживаются очень тяжело.

 

Першина Людмила Алексеевна, кандидат психологических наук, доцент Московского гуманитарного педагогического института

 

Психологические особенности периода адаптации в 5 классе

 

Пятый класс, как утверждают специалисты, — следующий проблемный класс после первого. Десять лет — начало физиологического созревания и одновременно переход к другой системе учебы и новым требованиям.

Изменение жизненной ситуации и жизненного статуса является стрессом для любого человека, но детей это касается особенно. Ведь при переходе в среднюю школу не просто изменяются сами отношения между учеником и учителями. За четыре года учебы в младшей школе ребенок успел привыкнуть к педагогу, учитель приспособился к общению с ним, детально изучив его индивидуально-психологические особенности. То есть они адаптировались друг к другу. А тут — все новые и незнакомые! Хорошо, если у ребенка богатый социальный опыт, то есть он посещал детский сад, у него много друзей и большая семья. Он имеет, таким образом, опыт общения с разными людьми разного (что тоже немаловажно!) возраста.

Пятикласснику нужно не только приспособиться к совершенно разным и «чужим» людям, но и подать им себя. У педагога младшей школы дети уже имели определенный статус, и, как правило, весьма комфортно себя чувствовали в нем. Ребенок выработал свои приемы психологической защиты против определенных некомфортных взаимоотношений. С новыми учителями эти приемы не работают. И если пятиклассник к тому же очень зависим от внешних обстоятельств, то, безусловно, адаптационный период будет необычайно болезненным и длительным. Может возникнуть страх к школе (еще ничего не случилось, еще нет никакой проблемы, но страх перед этим незнанием, перед калейдоскопом лиц, требований, характеров уже есть) и повлиять на соматику. То есть у ребенка может возникнуть головная боль, расстройство желудка, бессонница или, наоборот, постоянная сонливость, заторможенность или гиперактивность.

Конечно, речь идет о крайних случаях, потому что к десятилетнему возрасту дети уже имеют определенные знания о школе, требованиях и даже опыт работы с разными учителями (уроки физкультуры, иностранного языка). Родители часто сами затормаживают социальное развитие своего ребенка, принимая его социальные роли на себя. Начиная с маленького «поздоровайся», «скажи «спасибо!», они не могут остановиться и тогда, когда ребенок взрослеет, становится учеником. Не приучают к самостоятельности, сами выясняют его отношения с учителями, одноклассниками, друзьями. Бесспорно, вникать в школьные дела ребенка необходимо, но не менее важно научить его самого строить взаимоотношения в классе и за его пределами.

Говоря о проблеме пятого класса, нужно помнить, что ребенку необходимо наработать определенные навыки в довольно короткий промежуток времени. Что же требуется от педагогов и родителей в этой ситуации? Ничего нового — просто любить детей. Ведь, по данным последних исследований отечественных психологов, 90% учеников убеждены, что учителя их… ненавидят. Почти такая же ситуация и в семье: несмотря на заверения родителей в любви, дети ее не ощущают, даже больше  — мучительно признаются, что их не любят. И дело тут не в отсутствии этой любви, а в том, что мы разучились проявлять ее друг к другу (от этого, кстати, страдает все наше общество). К тому же родительская любовь должна быть безоговорочной — любить ребенка таким, каким он есть, в любом возрасте, с любыми его проблемами.

Нынешние дети свободнее в высказываниях и отстаивании своего мнения, у них меньше лицемерия и страха, ощутимо больше достоинства, но при этом родители должны помнить: они, как и раньше, требуют к себе безраздельного внимания. Десять лет — начало подросткового возраста, и в этот период особенно важно не критиковать ребенка, а сотрудничать с ним, поощрять, дисциплинировать, помогать достигать определенной цели, анализировать неудачи и ни в коем случае не сравнивать с другими. Дайте почувствовать ребенку, что оценили его старания, не поскупитесь на похвалу, и сын увидит в вас друга. Еще необходимо развивать коммуникативные навыки ребенка, воспитывать в нем доброжелательное отношение к людям. Родителям следует помнить, что конфликтный ребенок в первую очередь страдает сам, а выиграет тот, кто воспитан в любви к другим. В адаптации пятиклассников это играет едва ли не решающую роль.

Сейчас очень много говорится о личностном подходе к ребенку. Это несколько другое понятие, чем «индивидуальный подход». Нельзя видеть количество ошибок и не видеть при этом маленького человека. Нужно умело оперировать и тем, и другим, а справедливые требования ребенок всегда чувствует. 

Но даже если с учителем не повезло, и контакт пока не налаживается, не спешите в присутствии ребенка плохо отзываться о педагоге. Попытайтесь вместе с ребенком найти подход к этому учителю, познакомиться с ним и познакомить его с системой воспитания в семье. 

Нужно сделать так, чтобы ребенку было интересно учиться и познавать мир. И тут усилий одних учителей мало. Дома должен быть культ школы, потому что она дает знания, а также атмосфера совместного (семейного) познания. Когда начинается учебный процесс, родители понимают (и правильно понимают), что нужно держать его под контролем, осуществлять его в интересной форме: вместе выучить стихотворение, понять его смысл, разобрать трудную тему, используя при этом другие источники. 

Десять лет — это и начало полового созревания. Происходит сложнейшая физиологическая перестройка в организме, дети ее очень тяжело переживают, иногда даже происходят психологические срывы. Изменяется тело, ребенок воспринимает себя по-новому, и может быть много проблем, если в силу каких-то причин он не принял себя и не полюбил. Да кто же не помнит себя в этом «ужасном» возрасте, когда «уши — как у слона!», ноги — «коротышки и колесом!», руки — «это не руки, а костыли какие-то!», нос — «как у дятла» или того хуже «картошкой!»» и вообще — «разве может кто-то такую уродину полюбить?!»… 

Нас, конечно же, старались уберечь от крайностей в оценках себя и окружающего мира. Мы обязаны помочь детям принять и полюбить себя со всеми своими недостатками и достоинствами. А это касается и внешности, и интеллектуальных наклонностей, и умственных способностей. 

В этот период дети утрачивают ту самооценку, которая была до этого. В младшей школе она складывалась из оценки взрослых и того же учителя. Баллы за ответ на уроке дети воспринимали как оценку своей личности. Младшие школьники на вопрос: «Кто у вас самый лучший в классе?» обязательно назовут отличников. Но в пятом классе такое представление о «хорошисте» уже начинает меняться. Прибавьте к этому гормональную разбалансировку организма, которая беспощадно «бьет» по нервной системе, и вы поймете, почему ребенок неуравновешен, раздражителен, более утомляем и вообще переживает не самые счастливые дни своей жизни. 

На этом фоне совсем по-другому смотрится еще одна проблема: оставаться ли в своей «простой» школе или идти за лучшими (так кажется) знаниями в более престижное учебное заведение. Как ни странно (поскольку такой переход становится тенденцией), большинство специалистов единодушны: переход из школы в школу и даже из класса в класс нежелателен. Он, утверждают они, приемлем только в том случае, если ребенок не имеет на старом месте нужного статуса. Например, в силу каких-то причин относится к отвергнутым детям: класс его не принял. И тогда нужно помочь ему занять соответствующий статус на новом месте, потому что в этот период для подростка особенно важно иметь взаимопонимание со сверстниками. 

И все же новый коллектив требует напряжения: нужно опять преподнести себя и найти свое место в нем. А если есть какие-то физические или психологические особенности у ребенка, он может получить душевную травму лишь только потому, что… рыжий или слишком худой. И даже если в предыдущем коллективе это тоже имело какой-то негативный оттенок, ребенок уже научился с этим бороться и защищаться. 

Поэтому родителям, стремящимся дать детям хорошее образование, нужно в первую очередь помнить о том, что в гимназиях и лицеях — совершенно другие требования и нагрузка. Готов ли их ребенок к ним (он не глупее, нет!)? Но позволяет ли его физическое и психическое здоровье выдержать такой темп? Насколько адекватна его самооценка? Выработаны ли у него эмоционально-волевые навыки (а у нынешних детей это самая большая проблема)? И если ребенок успешно получает знания в своей школе, не нужно мешать ему: эти знания будут совершенно достойными. К тому же нужно понимать, что нет ни одного учебного заведения, где бы абсолютно все учителя были высочайшего уровня. 

В начале учебного года будьте предельно внимательными к своему ребенку, замечайте малейшее изменение в его настроении, отношении к школе. Раньше он приходил и охотно рассказывал, что было в школе, а теперь молчит, не рассказывает? Это уже сигнал: ему некомфортно, он что-то пытается скрыть и боится вам рассказать, или он не понимает, что происходит. Помогите ему, посоветуйтесь со школьным психологом, не останавливайте себя известным: «Да что я побегу с такой маленькой проблемой?». Ведь из маленькой проблемы может получиться большая, а этого допустить никак нельзя. Хотя есть дети, у которых достаточно внутренних ресурсов, чтобы справиться с возникшими трудностями, и этого даже никто не заметит. Но и других ребят нужно постоянно поддерживать и учить, как преодолевать «подводные течения». Нужно помнить и то, что ребенок дома, на улице и в школе — это три разных человека. И это не значит, что он такой лицемер. Ведь выполняя определенную социальную роль, он научился соответствующим способам поведения. В роли ребенка знает, как быть послушным, чтобы от мамы с папой что-то получить. Когда он выполняет роль ученика, пытается подстроиться под каждого учителя и опять же делать так, как каждому из них нравится. Поэтому на разных уроках у разных учителей он может вести себя по-разному, методом проб и ошибок выстраивая свои отношения. И «таким» мама его не видит. Поэтому так желателен в пятом классе контакт педагогов и родителей.